Построение боевых порядков

На нашем сайте представлен документ периода Великой Отечественной войны о “Построение боевых порядков”.

К ВОПРОСУ О ПОСТРОЕНИИ БОЕВЫХ ПОРЯДКОВ ПРИ ПРОРЫВЕ СИЛЬНО УКРЕПЛЁННЫХ ПОЗИЦИЙ.

Приказ Народного Комиссара Обороны № 306, подводя итоги наступательным операциям, проведённым Красной Армией в 1942 г., даёт исчерпывающие указания по основным вопросам организации и ведения наступательного боя.

Важнейшим вопросом приказа № 306, несомненно, является построение боевых порядков.

Наступательные операции, проведённые Красной Армией в 1942 г., отличались, главным образом, своим маневренным характером. Они проходили преимущественно в условиях, когда противник, надеясь на дальнейшее своё продвижение, не создавал сильных оборонительных рубежей, основывая свою оборону, главным образом, на системе огня и заграждений. Механическое перенесение в этих условиях требований Полевого устава (ПУ-36) и Боевого устава пехоты Красной Армии (БУП-27 и БУП-38) о глубоком эшелонировании боевых порядков, предусмотренных для прорыва развитой в инженерном отношении и достаточно эшелонированной в глубину обороны противника, естественно, приводило к резкому ослаблению ударной мощи наступающей пехоты и к ненужным потерям.

Своевременное вскрытие серьёзнейшего недостатка в построении боевых порядков в наступлении и воспрещение по- эшелонного построения в глубину во взводе, роте, батальоне, полку и дивизии содействовали резкому усилению их огневого воздействия на противника, увеличению маневренности подразделений и частей на поле боя, а также сокращению потерь живой силы от миномётно- артиллерийского огня противника. Мощные же вторые эшелоны армий и корпусов создавали возможность нанесения сосредоточенного и хорошо управляемого удара из глубины как для развития успеха до полного разгрома противника, так и для закрепления достигнутых результатов боя.

Большой опыт боевых действий войск целиком и полностью подтвердил соответствие новых боевых порядков требованиям совремённой войны, а также жизненность основных положений приказа НКО ‘\№ 306 и в настоящее время. Однако утверждённый Народным Комиссаром Обороны Боевой устав пехоты (ч. 1 и 2), воплотивший в себе основные руководящие указания приказа № 306 и опыт Отечественной войны, не сводит все многообразие условий проведения наступательного боя к единой схеме боевых порядков наступающих войск, легко претворимой в шаблон.

Помимо рассмотрения наступления на недостаточно укреплённую оборону противника, Устав специально выделяет наступление с целью прорыва сильно укреплённых позиций, основанных на мощных инженерных сооружениях (ДОТ, ДЗОТ, бронеколпаки, развитая система траншей и пр.).

Преодоление такой обороны требует особых приёмов и специальной подготовки войск и штабов. Быстрая истощаемость войск в этих условиях требует своевременной их смены, что в свою очередь предполагает соответствующее построение боевых порядков.

Исходя из этого, Боевой устав пехоты (ч. 2), рассматривая прорыв сильно укреплённой позиции противника, не связывает командиров частей и подразделений жёсткой схемой построения боевых порядков, излагая лишь принципиальные особенности подготовки и проведения наступления в подобных условиях. Конкретное решение вопроса о построении боевых порядков частей и подразделений Устав предоставляет их командирам, в зависимости от боевой задачи, средств усиления, инженерного развития обороны противника, эшелонирования его сил и средств и т. д. `

Проект Полевого устава Красной Армии (ПУ-43) также предусматривает в подобных случаях необходимость более глубокого эшелонирования войск, допуская построение боевого порядка дивизии в два эшелона (как правило), а армии- в три эшелона.

Боевые действия Красной Армии по прорыву сильно укреплённых позиций противника, проведённые в 1943 г., подтверждают правильность основных положений наших уставов по этому важнейшему виду боя.

Задача заключается в том, чтобы своевременно и полно обобщить накопленный опыт по прорыву сильно укреплённых позиций противника и довести его, до командиров всех степеней, всего офицерского состава для последующего использования и проверки сделанных обобщений в дальнейших боевых действиях. В этих целях ниже приводятся некоторые выводы по построению боевых порядков при прорыве сильно укреплённых позиций противника по опыту Западного, Брянского и Центрального фронтов в летних наступательных операциях 1943 г.

Боевой порядок армии. Боевой порядок для наступления в армиях Западного, Брянского и Центрального фронтов (в Болховской, Карачевской, (Севской и Глуховской операциях) включал первые и вторые эшелоны, состоящие из стрелковых корпусов и отдельных дивизий, артиллерийские группы разного состава и на значения, противотанковый и инженерный резервы. Обычно в этих операциях армии имели во втором эшелоне, кроме стрелковых соединений, танковые и механизированные соединения в качестве эшелонов развития прорыва, переданные в состав армии или состоявшие до начала прорыва в распоряжении командующих фронтов.

Построение боевых порядков в армиях на направлении главного удара отличалось значительной глубиной и плотностью. Вторые эшелоны армий выделялись как -в составе целых корпусов, так и в составе отдельных дивизий. Соотношение числа стрелковых дивизий в первом и втором армейских эшелонах было не одинаково в разных операциях, что видно из следующей таблицы.

ЧИСЛО СТРЕЛКОВЫХ ДИВИЗИЙ В БОЕВЫХ ПОРЯДКАХ АРМИИ

Построение боевых порядков

Глубина расположения вторых эшелонов в армиях определялась, прежде всего, наличием естественных укрытий (рощ, складок местности и населённых пунктов) и колебалась в пределах 6-12 км. С началом атаки. первого эшелона (а иногда и перед атакой), в целях своевременного ввода в бой, вторые эшелоны придвигались ближе к первым эшелонам (Центральный фронт). Однако были случаи сближенного расположения вторых эшелонов: например, перед наступлением одной из армий Брянского фронта (Карачевское направление, 12.8.43) дивизия, назначенная приказом командующего армией во второй эшелон корпуса, располагалась всего в 2- 3 км от исходных позиций первого эшелона.

Построение боевых порядков стрелкового корпуса. Боевой порядок стрелкового корпуса на направлении главного удара обычно состоял из дивизий (бригад) первого эшелона, дивизии второго эшелона, артиллерийских групп и противотанкового резерва с инженерными средствами. Танковый резерв формировался редко.

Поскольку обычный состав стрелкового корпуса не превышал трёх- четырёх стрелковых дивизий (на вспомогательных направлениях действовали иногда корпуса двухдивизионного состава), во втором эшелоне командирами корпусов (Центральный фронт) обычно оставлялась одна стрелковая дивизия.

В армиях Брянского фронта иногда имели место значительные отклонения от такого построения, в зависимости от задачи и особенностей обстановки. Так, например, в уже упоминавшейся Карачевской операции благодаря жёсткому расписанию боевых порядков стрелковых корпусов, установленному приказом командующего армией, в соответствии с планом операции один из корпусов трёх дивизионного состава наступал одной дивизией, имея вторую дивизию во втором эшелоне корпуса, а третью дивизию- во втором эшелоне армии (на глубине в 10 км). В операции Н-ской гвардейской армии Западного фронта у р. Жиздра (12.7.43) один из её стрелковых корпусов, состоявший из четырёх дивизий, имел во втором эшелоне одну стрелковую дивизию и один стрелковый полк другой дивизии.

Другой корпус той же армии наступал тремя эшелонами, имея в каждом эшелоне по одной стрелковой дивизии. Такое построение боевого порядка корпуса целиком вытекало из особенности его боевой задачи (развитие успеха в сторону фланга для сматывания обороны противника перед фронтом соседней армии) и предопределялось планом операции армии.

Кроме дивизий первого и второго эшелонов, в состав боевого порядка стрелковых корпусов входили артиллерийские группы: АДД, ЗАГ м мощные группы прорыва в составе артиллерийских дивизий, приданных корпусам или поддерживавших их. Такие группы прорыва представляли мощное средство огневого манёвра в составе боевого порядка. Кроме этого, обычно в боевой порядок корпуса входил противотанковый резерв, с включением в его состав инженерных частей. Так, Н-ский стрелковый корпус в Глуховской операции 26.8.43 имел в своём резерве два батальона ПТР и инженерный батальон.

Глубина расположения дивизий второго эшелона в корпусах, кроме названных выше исключений, в большинстве была равна 4- 7 км. Такая глубина расположения вторых эшелонов в корпусах, как это видно из хода операций, допускала своевременный ввод их для выполнения задач развития успеха на флангах прорыва и для отражения контрударов противника. Например, Н-ская гвардейская стрелковая дивизия (Западный фронт), входившая во второй эшелон корпуса, к исходу первого дня операции (12.7.43 года) успешно ввела часть своих сил (один стрелковый полк) для ликвидации группы противника, прорвавшейся в тыл одной из дивизий первого эшелона.

Выводы о боевых порядках армии и корпуса.

  1. Опыт рассмотренных наступательных операций показывает, что в первом эшелоне на направлениях главного удара армий целесообразнее иметь корпуса трёх-, четырёх дивизионного состава, а на направлениях вспомогательного удара- двух-, трёх дивизионного состава или отдельные дивизии.

Во вторые эшелоны армий могут выделяться как стрелковые корпуса двух-, трёх дивизионного состава, так и отдельные дивизии, эшелонированные в глубину ют 6 до 12 км на направлении главного удара. В зависимости от плана операции второстепенный участок армии может и не иметь армейского второго эшелона, в таком случае глубина боевого порядка армии ограничивается вторым эшелоном корпуса и доходит до 6-7 км.

  1. При прорыве сильно укреплённых позиций в ряде случаев выгоднее иметь во втором эшелоне армии отдельные стрелковые дивизии, чем целый корпус (например, при прямолинейном наступлении армии на узком участке). Корпусные управления со своими войсками в таких условиях целесообразнее вводить в первую линию, предоставляя им свою полосу действий, чем сохраняется непрерывность управления войсками. Наличие отдельных стрелковых дивизий во втором эшелоне армии позволяет быстрее вводить их в дело в зависимости от хода боевых действий на различных участках главного направления, наращивая силы из глубины.

Однако выделение во вторые эшелоны армий целых корпусов, несмотря на некоторую громоздкость, имеет и свои положительные стороны (например при невыясненной обстановке).

Во-первых, компактный, объединённый корпусным управлением состав вторых эшелонов армии позволяет сразу же после обозначившегося успеха наступления корпусов первого эшелона охватить один из флангов противника на большом участке; во-вторых, такой состав позволяет переключать на его усиление крупные средства в виде артиллерийских и танковых соединений; наконец, одновременный ввод из второго эшелона целого стрелкового корпуса обеспечивает возможность в необходимых случаях быстро изменить направление главного удара армии в обход основной группировки противника. Это подтверждается опытом Глуховской  операции Центрального фронта, где корпус второго эшелона армии на третий день боя был успешно введен совместно с танковым корпусом для развития успеха на Глуховском направлении. Корпус был усилен артиллерийской дивизией прорыва, тремя миномётными полками и четырьмя инженерными батальонами. С меньшим успехом в смысле глубины прорыва, но с не менее значительными результатами для общего хода Севской операции был введён 29.8 корпус второго эшелона армии (без одной дивизии), который успешно ликвидировал попытки немецких резервов затянуть прорыв севернее Севска, произведённый силами первого эшелона армии.

  1. Придаваемые армиям крупные артиллерийские соединения (артиллерийские корпуса или артиллерийские дивизии прорыва) составляют в боевом порядке армии артиллерийские группы прорыва. В стабильном положении мощный централизованный огонь АКП ни АДП давал большие результаты. Однако с развитием наступления в глубине обороны противника артиллерийский корпус прорыва, как централизованно управляемое артиллерийское соединение, не находил применения.

Обстановка вынуждала децентрализовать управление не только корпусом в целом, но и в его дивизиях. Дальнейшее дробление управления огнём и манёвром (ниже бригады) приводило часто к отрицательным последствиям, затрудняя возможность быстрого сосредоточения огня нескольких артиллерийских полков по контратакующему противнику или по опорным пунктам, оказывающим наиболее упорное сопротивление.

  1. Танковые группы в боевых порядках армий в большинстве рассмотренных операций отсутствовали, так как танковые бригады и танковые полки придавались стрелковым корпусам и дивизиям, а более крупные танковые соединения в подготовительный период операции обычно оставались в руках командующих фронтов. Однако были случаи, когда в состав боевого порядка армии входил целый танковый корпус (операция Западного фронта 12.7.43 у р. Жиздра).
  2. Противотанковый резерв в боевых порядках армий часто не создавался. Истребительные бригады и полки (равно каки инженерные батальоны) придавались стрелковым корпусам и дивизиям в качестве средств усиления.
  3. Построение боевого порядка стрелковых корпусов в большинстве случаев было двухэшелонное. Во второй эшелон корпуса выделялась обычно одна стрелковая дивизия на удалении 4- 7 км, а иногда, по условиям местности, и ближе (2-3 км) от линий фронта дивизий первого эшелона.

Построение боевых порядков стрелковой дивизии. Боевые порядки  стрелковых дивизий при подготовке и организации прорыва в приведённых выше операциях включали: боевые порядки стрелковых полков, расположенных рядом или эшелонированных в глубину артиллерийскую группу приданной артиллерии, идущую на сформирование групп поддержки стрелковых полков, и артиллерию поддерживающую, из состава арткорпуса или артдивизии прорыва; танковую группу непосредственной поддержки пехоты; противотанковый резерв; общий резерв.

Большое количество артиллерии, часто придаваемое дивизиям первого эшелона армий и корпусов, облегчая выполнение задач пехоте и танкам, в то же время усложняло организацию боя и обеспечение взаимодействия артиллерии с пехотой и танками.

Например, в состав артиллерии, действовавшей в полосе Н-ской стрелковой дивизии в Глуховской операции 26.8.1943, входили: приданная артиллерия в виде армейского миномётного полка и одного истребительно- противотанкового артиллерийского полка и поддерживающая артиллерия в составе артиллерийской дивизии прорыва. Всего приданной, поддерживающей и штатной артиллерии было восемь артиллерийских полков. На три стрелковые дивизии одного из корпусов в Севской операции в августе 1943 г. приходилась одна истребительно-артиллерийская бригада и артиллерийский корпус прорыва (без двух пушечных бригад), а всего со штатной артиллерией дивизий около тридцати артиллерийских полков. При отсутствии централизованной в армии или корпусе группы артиллерии прорыва боевой порядок стрелковой дивизии был бы перегружен большим числом артиллерийских частей, затрудняющим, организацию взаимодействия. Если исключить пол группы АДД и прорыва, не входящие в боевой порядок стрелковых дивизий, то артиллерийскую группу боевого порядка дивизии составляли два-три приданных артиллерийских полка и штатный легко- артиллерийский полк дивизии, всего до четырёх артиллерийских полков, из которых и комплектовались группы АДД по числу стрелковых полков в первом эшелоне дивизий.

Танковые группы в боевых порядках дивизий обычно составлялись из одного, двух или трёх танковых полков средних н

тяжёлых танков.

Противотанковый резерв дивизии обычно составлялся из приданного истребительно-противотанкового артиллерийского полка или штатного истребительно- противотанкового дивизиона дивизии, а также подразделений батальонов инженерных заграждений.

Общий резерв командира стрелковой дивизии создавался в тех случаях, когда полки дивизии в боевом порядке располагались рядом (в армиях Центрального фронта); при эшелонированном построении боевого порядка дивизий резерв обычно не выделялся.

Построение боевого порядка стрелковых дивизий для прорыва не всегда и не во всех армиях было одинаковым и зависело прежде всего от характера обороны противника. Например, при подготовке операции у р. Жиздра (12.7.43) командующий армией сам определил боевые порядки стрелковых корпусов и дивизий следующим образом. Стрелковые полки на направлении главного удара имели построение в основном в три эшелона, дивизии же строились в один эшелон (полки рядом). Для обеспечения такого построения дивизиям, действовавшим на направлении главного:

удара, приказом армии были нарезаны полосы прорыва в среднем в 2- 3 км. В Карачевской операции Брянского фронта (август 1943 г.) стрелковые дивизии во многих случаях имели построение в два эшелона.

В армиях Центрального фронта стрелковые дивизии первого эшелона имели, как правило, одноэшелонное построение (полки рядом), с выделением более или менее значительных резервов в боевых порядках дивизий (иногда до двух стрелковых батальонов) Н-ский стрелковый корпус в Глуховской операции имел на участке прорыва в первом эшелоне две дивизии и одну стрелковую бригаду, т. е. в среднем приходилось 5 км на дивизию, причём дивизии строили боевой порядок в линию.

Выводы о боевых порядках стрелковых дивизий.

  1. Опыт операций Западного, Брянского и Центрального фронтов по прорыву сильно укреплённых позиций свидетельствует о том, что в данной обстановке оказалось более выгодным построение стрелковых дивизий в одном эшелоне (полки рядом), с выделением сильного резерва командира дивизии (до двух батальонов). Такое построение особенно целесообразно при непосредственном прорыве тактической обороны противника (глубиной в 4- 6 км), в условиях, когда дивизии, действующие на узких участках (2-3 км), вынуждены совершать прямолинейное движение.

В таких случаях решающее значение приобретает непрерывность взаимодействия пехоты с артиллерией и танками, а также быстрота ввода вторых эшелонов для развития успеха, что легче достигается эшелонированием боевых порядков расположенных в линию полков, а не эшелонированием дивизий. Как показывает опыт, ввод вторых эшелонов дивизий в составе целых полков требует значительного времени и связан с необходимостью переключения поддержки артиллерии с первых эшелонов на вторые и уточнения взаимодействия вводимых эшелонов с артиллерией и танками в ходе боя.

  1. Построение боевых порядков дивизий в два эшелона, как показывает опыт, выгодно в тех случаях, когда дивизиям по характеру поставленных им задач необходимо развивать прорыв в сторону одного из флангов, что обеспечивает необходимую силу удара и единство управления на новом направлении.
  2. Общая глубина развёрнутого боевого порядка стрелковых дивизий определяется задачей, шириной полосы наступления, составом артиллерийских и танковых средств усиления и условиями местности. Резервы (вторые эшелоны) дивизий располагались обычно на расстоянии 1- 2 км от рубежа атаки.

Построение боевых порядков стрелковых полков. Изучением документов и в беседах с офицерами установлено, что в войсках Центрального фронта боевые порядки стрелковых полков и батальонов в наступлении строятся в точном соответствии с Боевым уставом пехоты Красной Армии (БУП-42).

В войсках Брянского фронта, на опыте проведённых наступательных боёв, главным образом, одной из гвардейских армий (бывшей ранее в составе Западного фронта), был сделан вывод, что при прорыве сильно укреплённой оборонительной полосы целесообразно располагать все три полка рядом, имея в каждом из них один батальон (как исключение- два) в первом, один во втором и один в третьем эшелонах. Вторые эшелоны следует вводить в бой на глубине 1-1.5 км для усиления первых эшелонов и для развития достигнутого ими успеха.

Батальоны первого эшелона, по опыту этой армии, должны занимать исходное положение для наступления ночью и как можно ближе к переднему краю обороны противника (150- 250 м). Вторые эшелоны полков располагаются на удалении 700- 800 м в траншеях и ходах сообщения. Третьи эшелоны располагаются на удалении 2 и более километров и вводятся в бой после прорыва тактической глубины обороны для преследования противника и для развития успеха.

При таком построении боевого порядка командиры батальонов вторых и третьих эшелонов должны иметь свои наблюдательные пункты в районе батальонов первого эшелона.

Выводы о боевых порядках стрелковых полков.

  1. Опыт прорыва сильно укреплённых позиций противника показывает, что эшелонированное построение боевых порядков в полках позволяет быстро наращивать силы из глубины, своевременно используя полученный успех.
  2. Условия прорыва глубоко эшелонированной обороны противника, построенной на развитой системе непрерывных траншей (3- 5 траншей), выдвигают необходимость уточнения ряда вопросов по действиям мелких подразделений пехоты (рота, батальон) при преодолении подобной обороны противника (последовательность преодоления траншей, глубина задач подразделений, ведение боя в траншеях, последовательность переноса огня артиллерии и т. д.).

Источники: ЦА МО РФ, ф. 3399, оп. 0000001, д. 0036, л. 14а-20, pamyat-naroda.ru

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *