Джугашвили Яков Иосифович

Джугашвили Яков Иосифович- Память Народа

7 августа 1941 года А. А. Жданов ознакомился с документом необычного содержания:

Джугашвили Яков Иосифович

Джугашвили Яков Иосифович

«Секретно. Члену военного совета Северо-Западного направления тов. А. А. Жданову

Направляю Вам 3 листовки, сброшенные с самолетов противника на линии нашего фронта.

П р и л о ж е н и е: 3 листовки, только адресату.

Начальник Политического управления Северо-Западного фронта 7 августа 1941 г.».

Что же это были за листовки? Чем вызван доклад о них руководителю столь высокого ранга, да еще с грифом секретности?

Приводим их полный текст: «Товарищи красноармейцы! Неправда, что немцы мучают вас или даже убивают пленных! Это подлая ложь! Немецкие солдаты хорошо относятся к пленным! Вас запугивают, чтобы вы боялись немцев! Избегайте напрасного кровопролития и спокойно переходите к немцам!»

Ниже помещалась фотография двух немецких офицеров с пленным, а под ней подпись такого содержания:

«Немецкие офицеры беседуют с Яковом Джугашвили. Сын Сталина, Яков Джугашвили, старший лейтенант, командир батареи 14-го гаубичного артиллерийского полка 14-й бронетанковой дивизии сдался в плен к немцам. Если уж такой видный советский офицер и красный командир сдался в плен, то это показывает с очевидностью, что всякое сопротивление германской армии совершенно бесцельно. Поэтому кончайте все войну и переходите к нам!»

На обороте листовки было воспроизведено несколько рукописных строк:

«Дорогой отец! Я в плену, здоров, скоро буду отправлен в один офицерских лагерей Германии. Обращение хорошее. Желаю здоровья, привет всем. Яков».

Далее сообщалось, что это письмо Якова Джугашвили к своему отцу Иосифу Сталину, «доставленное ему дипломатическим путем». Воспользовались ли фашисты помощью дипломатов в столь щепетильном для Сталина вопросе- пока неизвестно. Однако не вызывает сомнений, что А. А. Жданов проинформировал его о случившемся.

Этому члену Политбюро, секретарю Ц К В К П ( б ) , члену военного совета Северо- Западного направления Сталин особо доверял. Жданов неоднократно встречался с его сыном, принимал Якова у себя дома».

Яков Джугашвили был сыном Сталина от первого брака. Составить представление о его личности, хотя, возможно, и неполное, помогают документы, хранящиеся в личном деле, в частности автобиография, партийная характеристика и аттестации.

Яков Джугашвили был сыном Сталина от первого брака. Его мать, Екатерина Сванидзе, женщина из бедной семьи, воспитывала сына, работая то портнихой, то прачкой, отдавая скудные средства отцу. В 1907 году в возрасте двадцати двух лет она скончалась от брюшного тифа.

Позже было установлено, что год рождения Якова во всех документах указан как 1908-й. Это вызвало недоумение и предположение, что он – внебрачный ребенок, родившийся во время ссылки Сталина в Сибирь. Возможно, до сих пор этот ребус оставался бы неразгаданным, если бы еще при жизни жительницы Тбилиси Д. М. Монасалидзе ее дочь Александра Семеновна Монасалидзе (родная сестра Екатерины Сванидзе), в семье которой до 14 лет воспитывался Яков, не подтвердила, что указанный год рождения появился в результате крещения мальчика его бабушкой Саппоры Двали-Сванидзе в 1908 году, что и стало датой его регистрации. 

Автобиография написана мелким почерком, в ней много исправлений. Она датирована 11 ноября 1939 года. В ней отмечается, что он, Яков Джугашвили, родился в 1908 году в Баку, в семье профессионального революционера, что отец, Сталин И. В., ныне находится на партийной работе, а мать умерла в 1908 году. Затем указывается, что брат Василий Сталин занимается в авиашколе, сестра Светлана- учащаяся московской средней школы, жена Юлия Исааковна Мельцер родилась в Одессе в семье служащего, брат жены- служащий, мать жен ы- домохозяйка. До 1935 года жена находилась на иждивении отца- училась. Заканчивалась  автобиография так: «С 1936 по 1937 год работал на электростанции завода имени Сталина в должности дежурного инженера…  В 1937 году поступил на вечернее отделение Артакадемии Р К К А. В 1938 году стал слушателем 4-го курса 1-го факультета Артакадемии Р К К А » .

В официальной автобиографии, естественно, нет и не могло быть даже намека на разногласия Якова с отцом, явившиеся причиной попытки самоубийства сына. Врачи спасли Якову жизнь. Его последующее поступление в военную академию, видимо, следует рассматривать как компромисс, шаг к примирению со Сталиным, который хотел, чтобы его сыновья стали военными.

Ниже публикуются документы, относящиеся ко времени учебы Якова Иосифовича Джугашвили в академии.

Из аттестации:

«Спокойный. Общее развитие хорошее. В текущем учебном году сдал только метеорологию. Теория стрельбы им пройдена индивидуально и сдана до теории ошибок на плоскости, включая и обработку опытных данных. Имеет большую академическую задолженность , и есть опасения, что не сумеет ликвидировать последнюю к концу учебного года. Ввиду болезни не был на зимних лагерных сборах, а также и в лагерях отсутствует с 24 июня до сего времени. Практических занятий не проходил. Со стрелково- тактической подготовкой знаком мало. Возможен перевод на 5-й курс при условии сдачи всего задолженного по учебе к концу следующего 1939/40 учебного года. Начальник наземного отделения полковник Новиков».

Заключение аттестационной комиссии  

Ввиду позднего перевода на командный факультет и непрохождения полностью предметов оставить на повторный курс.

Ввиду прохождения В В П и как прослуживший в академии один год достоин присвоения воинского звания лейтенант.

Аттестация за период с 15 августа 1939 по 15 июля 1940 года на слушателя 4-го курса командного факультета Артакадемии лейтенанта Д Ж У Г А Ш В И Л И Якова Иосифовича

1 Год р о ж д е н и я- 1 9 0 8

2 Национальность- грузин

3 Партийность- член В К П ( б ) с 1940 г. (В партийной характеристике время вступления в ВКП(б) датировано 1941 годом)

4 Соц. положение- служащий

5 Общее и военное образование- окончил транспортный институт им. Дзержинского

6 Знание иностранных языков- изучает английский

7 С какого времени в РККА- с октября 1938 г.

8 С какого времени на должностях начсостава- с декабря 1939 г.

в занимаемой должности

9 Участвовал в гражданской войне- не участвовал

10 Награды- не имеет

11 . Служба в белых и буржуазно-националистических армиях и антисоветских бандах- не служил

Партии Ленина- Сталина и социалистической Родине предан. Общее развитие хорошее, политическое- удовлетворительное. Участие в партийно- общественной жизни принимает. Дисциплинирован, но недостаточно овладел знанием воинских положений о взаимоотношениях с начальниками. Общителен, учебная успеваемость хорошая, но в последнюю сессию имел неудовлетворительную оценку по иностранному языку. Физически развит, но часто болеет. Военная подготовка в связи с краткосрочным пребыванием в армии требует большой доработки.

Старшина группы капитан (Иванов)

З А К Л Ю Ч Е Н И Е СТАРШИХ Н А Ч А Л Ь Н И К О В

С аттестацией согласен. Необходимо обратить внимание на ликвидацию недостатков органов слуха, препятствующих нормальному прохождению службы в дальнейшем.

Начальник 4-го курса майор (Кобря)

З А К Л Ю Ч Е Н И Е АТТЕСТАЦИОННОЙ К О М И С С И И

Подлежит переводу на 5-й курс. Необходимо больше внимания уделять освоению тактики и выработке четкого командного языка.

Председатель комиссии- начальник I факультета генерал-майор артиллерии (Шереметов)

Заместитель начальника факультета начальник 4-го курса майор (Кобря)

Секретарь партбюро капитан (Тимофеев). Старшина группы капитан (Иванов)

Партийная (политическая характеристика на члена ВКП(б), слушателя 5-го курса 1 факультета артиллерийской, ордена «Ленина» академии имени Ф.Э. Дзержинского

Джугашвили Якова Иосифовича

Член В К П (б) с 1941 года, партбилет № 3524864 ,год рождения- 1908, служащий.

Делу партии Л Е Н И Н А- С Т А Л И Н А предан. Работает над повышением своего идейно-теоретического уровня. Особенно интересуется марксистско- ленинской философией. Принимает участие в партийной работе. Участвовал в составе редколлегии стенной газеты, проявил себя хорошим организатором. К учебе относится добросовестно. Упорно и настойчиво преодолевает трудности. Пользуется авторитетом среди товарищей.

Партийных взысканий не имеет. Партхарактеристика утверждена на заседании партбюро 14 апреля 1941 года.

Секретарь партбюро 5-го курса (Тимофеев)

Интерес представляет и текст аттестации Я. И. Джугашвили, написанной накануне Великой Отечественной войны:

«Общее и политическое развитие хорошее. Дисциплинированный, исполнительный. Учебная успеваемость хорошая. Принимает активное участие в политической и общественной работе курса. Имеет законченное высшее образование (инженер- теплотехник). На военную службу поступил добровольно. Строевое дело любит и изучает его. К разрешению вопросов подходит вдумчиво, в работе аккуратен и точен. Физически развит.

Тактическая и артиллерийско-стрелковая подготовка хорошая. Общителен. Пользуется авторитетом. Полученные знания в ходе академических занятий применять умеет. Отчетно- тактическое занятие в масштабе стрелковой дивизии провел на «хорошо». Марксистско-ленинская подготовка хорошая. Партии Ленина- Сталина и социалистической Родине предан. По характеру спокойный, тактичный, требовательный, волевой командир.

За время прохождения войсковой стажировки в должности командира батареи выявил себя вполне подготовленным. С работой справился хорошо. После кратковременной стажировки в должности командира батареи подлежит назначению на должность командира дивизиона. Достоин присвоения очередного воинского звания капитан.

Сданы государственные экзамены по следующим

предметам:

1 Тактика- хорошо

2 Стрельба — хорошо

3 Основы марксизма-ленинизма- посредственно

4 Основы устройства артвооружения- хорошо

5 Английский язык- хорошо»

З А К Л Ю Ч Е Н И Е А Т Т Е С Т А Ц И О Н Н О Й К О М И С С И И

Достоин диплома. Может быть использован на должности командира батареи.

Начальник академии генерал-лейтенант артиллерии (Сивков)

Председатель комиссии генерал-майор артиллерии (Шереметов)

Члены комиссии: бригадный комиссар (Красильников)

полковой комиссар (Прочко).

Следует отметить, что оценки и аттестации вполне объективны, высокое положение отца слушателя не повлияло на принципиальность преподавателей. В мае 1941 года Я. Джугашвили стал командиром артиллерийской батареи. 27 июня 1941 года батарея 14-го гаубичного артполка вступила в боевые действия. 4 июля попала в окружение.

О месте и дате пленения старшего лейтенанта Я. Джугашвили стало известно из немецкой листовки, доставленной в политический отдел 6-й армии Южного фронта. На ней- пометка: «Разбросаны в Никопольской области. 13.8.41 г. Начальник политотдела 6-й армии бригадный комиссар Герасименко».

На листовке была помещена фотография, ниже следовал такой текст:

«Это Яков Джугашвили, старший сын Сталина, командир батареи 14-го гаубичного артиллерийского полка 14-й бронетанковой дивизии, который 16 июля сдался в плен под Витебском вместе с тысячами других командиров и бойцов. По приказу Сталина, учат вас Тимошенко и ваши политкомы, что большевики в плен не сдаются. Однако красноармейцы все время переходят к нам. Чтобы запугивать вас, комиссары вам лгут, что немцы плохо обращаются с пленными. Собственный сын Сталина своим примером доказал, что это ложь. Он сдался в плен, потому что всякое сопротивление германской армии отныне бесполезно! Следуйте примеру сына Сталина- он жив, здоров и чувствует себя прекрасно. Зачем вам приносить бесполезные жертвы, идти на верную смерть, когда даже сын вашего верховного заправилы уже сдался в плен? Переходите и вы!»

Фашистские идеологи рассчитывали, что, прочтя эту бредовую фальшивку, советские воины начнут массами сдаваться в плен. С этой целью на листовке был отпечатан пропуск для переходящих на сторону германских войск командиров и бойцов нашей армии, рассчитанный на неограниченное число лиц. На нем указывалось:

«Предъявитель сего, не желая бессмысленного кровопролития за интересы жидов и комиссаров, оставляет побежденную Красную Армию и переходит на сторону германских Вооруженных Сил. Немецкие солдаты и офицеры окажут перешедшему хороший прием, накормят и устроят на работу».

Якова Джугашвили кто-то выдал в лагере под Березиной во время обхода пленных офицером службы СС. Один из допросов состоялся на командном пункте командующего группой армий «Центр» генерал- фельдмаршала фон Бока 18 июля 1941 года.

Его вели майор Вальтер Холтерс, профессиональный разведчик, в послевоенное время служивший в американских спецслужбах, четыре сотрудника абвера, офицеры штаба, переводчики, а также офицер связи верховного командования вермахта с министерством иностранных дел Германии Шаттендорф, подготовившие затем доклад о результатах допроса министру иностранных дел

Риббентропу. Допрос был записан на магнитофон и застенографирован.

Текст стенограммы выглядит так:

— Вы сдались в плен добровольно или вас захватили силой?

— Меня взяли силой.

— Каким образом?

— 12 июля наша часть была окружена. Началась сильнейшая бомбежка. Я решил пробиваться к своим, но тут меня оглушило. Я бы застрелился, если бы мог.

— Вы считаете плен позором?

— Д а , считаю.

— Считаете ли вы, что советские войска еще имеют шанс добиться поворота в войне?

— Да , считаю. Война еще далеко не закончена.

— А что произойдет, если мы вскоре займем Москву?

— Я такого себе представить не могу.

— А ведь мы уже недалеко от Москвы.

— Москвы вам никогда не взять.

— Д л я чего в Красной Армии комиссары?

— Обеспечивать боевой дух и политическое

руководство!

— Вы считаете, что новая власть в России больше

соответствует

интересам рабочих и крестьян, чем в царские

времена?

— Без всякого сомнения.

— Когда вы в последний раз разговаривали с отцом?

— 22 июня по телефону. Узнав, что я ухожу на фронт, он сказал:

«Иди и сражайся!»

Ответы Якова Джугашвили врагам свидетельствуют о его высоких моральных качествах и исключительной преданности Родине. Следующий допрос сына Сталина был проведен в штаб-квартире генерал- фельдмаршала фон Клюге профессиональным разведчиком капитаном Штрикфельдом, который впоследствии вспоминал об этом как о неудачной попытке завербовать Якова.

«Хорошее, умное лицо со строгими грузинскими чертами,- писал он.- Д е р ж а л себя выдержанно и корректно. Со своим отцом в последний раз перед уходом на фронт разговаривал по телефону. Компромисс между капитализмом и коммунизмом категорически отвергал. Не верил в окончательную победу немцев». Я. Джугашвили было предложено написать письмо семье, выступить по радио, дать согласие издать листовки с обращением от его имени к советским воинам. Все это он безоговорочно отверг.

Тем не менее геббельсовская машина дезинформации работала полным ходом. Были сфабрикованы и использованы различные варианты «кричащих» листовок, в том числе такая:

«Следуйте примеру сына Сталина! Он сдался в плен. Он жив и чувствует себя прекрасно. Зачем ж е вы хотите идти на смерть, когда д а ж е сын вашего вождя сдался в плен? Мир измученной Родине! Штык в землю!»

Листовки с фотографиями Д ж у г а ш в и л и продолжали тиражироваться. В дополнение к двум ранее напечатанным появляется третья. При этом нет ни одной фотографии, где Яков смотрел бы в объектив. Все они явно сделаны скрытой камерой. Осенью 1941 года была предпринята еще одна попытка извлечь политический капитал, использовав в затеянной нечистой игре необычного военнопленного.

Якова Джугашвили перевели в Берлин, передали в прямое распоряжение служб Геббельса, хотя надзор продолжало осуществлять гестапо. Его поместили в фешенебельном отеле «Адлон», окружив грузинскими контрреволюционерами из бывших. По-видимому, в ход был пущен тщательно разработанный план, целью которого являлось склонить пленного на свою сторону, обеспечив ему после лагеря особый комфорт и постоянно показывая фильмы о неудачах Красной Армии.

Именно тогда был сделан снимок Якова Джугашвили с Георгием Скрябиным \якобы сыном Молотова\. Сняты пленные на фоне осеннего пейзажа , оба- в пилотках, шинелях, без ремней, руки в карманах. Скрябин смотрит в сторону, Джугашвили- в землю. У них серьезное, сосредоточенное выражение лиц. Фотография датирована 25 ноября 1941 года. Она сопровождалась следующим текстом:

«Посмотрите на них! Это ваши вчерашние товарищи, которые, увидев, что дальнейшее сопротивление бесполезно, сдались в плен. Это сыновья Сталина и Молотова! Они находятся в германском плену- оба живы, здоровы, сыты и одеты. Бойцы и командиры! Следуйте примеру сыновей Сталина и Молотова! И вы убедитесь сами, что есть новая жизнь. Она лучше, чем та, которую вас заставляли вести ваши «вожди».

Почему Джугашвили и лжескрябина гитлеровцы свели вместе? Думается , им казалось, что таким путем легче будет пленных советских воинов привлечь на сторону рейха. В начале

1942 года Джугашвили переводят в офицерский лагерь «Офлаг ХIII — Б », расположенный в Хаммельбурге. Там гитлеровцы попытались сломить его физическими издевательствами и голодом. Однако из этого тоже ничего не вышло.

В апреле 1942 года Якова перевели в «Офлаг ХС» в Любек, где содержались особо опасные для третьего рейха офицеры из разных стран. Соседом сына Сталина стал капитан Рене Блюм- сын премьер- министра Франции Леона Блюма . После побега из лагеря французского генерала Ж и р о специальным приказом на коменданта лагеря полковника фон Фахместера была возложена персональная ответственность за советского пленного.

Я. Д ж у г а ш в и л и не разрешалось получать продовольственные посылки и письма, что позволялось заключенным полякам, французам, англичанам, которым поступало д а ж е денежное довольствие. По решению собрания польских офицеров Якову ежемесячно стали выделяться посылки с продовольствием. Между тем продолжали распространяться целые буклеты с фотографиями Я. Д ж у г а ш в и л и .

В одном из них, включающем 54 фотографии, две сопровождались комментариями такого рода: « Даже сын Сталина, старший лейтенант Д ж у г а ш в и л и , бросил это бессмысленное сопротивление»:

«Командиры и бойцы Красной Армии! Взгляните на эти картины из германских лагерей военнопленных! Такова действительность в германском плену! Фотографии не лгут! А лгут ваши комиссары! Прекратите бессмысленное сопротивление! Переходите к нам! Эти ваши товарищи прекратили бессмысленную войну против мощной, непобедимой германской армии…». Есть основание предположить, что в это время начался новый период более интенсивной обработки Джугашвили. В качестве основного средства давления на Якова стали использоваться листовки, газеты, в которых были напечатаны сфабрикованные фашистами «заявления сына Сталина».

Однако сломить его волю врагам не удалось. Об этом свидетельствует бывший польский поручик Мариан Венцлевич: «4 мая 1942 года трое вооруженных автоматами охранников во главе с капитаном ввели в наш барак пленного в советской военной форме. Этот тщательно охраняемый пленный и был старший лейтенант Джугашвили Яков Иосифович . Мы сразу узнали его: без головного убора, черноволосый, точно такой же, как на фотографии, помещенной в фашистской газете…

Несколько раз мне удавалось встретиться с Яковом с глазу на глаз. Он рассказывал о том, что никогда не делал немцам никаких заявлений, и попросил, если ему больше не придется увидеть своей Родины, сообщить отцу, что он остался верен воинскому долгу. Все, что состряпала фашистская пропаганда,- ложь». Есть свидетельство и другого поляка, бывшего военнопленного капитана Александра Салацкого.

В своей книге «Военнопленный № 335», изданной в Варшаве в 1973 году, он пишет: «Во время пребывания в Любеке Джугашвили сблизился и подружился с поляками. К его близким друзьям относились поручик Кордани, свободно говоривший по- русски, поручик Венцлевич и поручик Мысловский. Мы обсуждали различные темы, играли в карты, шахматы… Рассказывая о своих трагических переживаниях, он подчеркивал, что никогда не изменит Родине, что заявления немецкой прессы- ничем не прикрытая ложь. Он верил в победу Советского Союза».

Вскоре вместе с группой польских офицеров Джугашвили Яков Иосифович предпринял очередную попытку совершить побег. И опять его постигла неудача. На этот раз он был вывезен в лагерь смерти- Заксенхаузен и помещен в отделение, где находились пленные, являвшиеся родственниками высокопоставленных руководителей союзных стран антигитлеровской коалиции. Условия жизни в этом лагере были самыми тяжелыми по сравнению с другими лагерями.

В его стенах погибло 100 тыс. советских граждан. Поместив туда Я. Джугашвили, фашисты пытались, видимо, оказать давление на советского Верховного Главнокомандующего, стремясь добиться, чтобы он обратился к гитлеровскому руководству с просьбой вернуть пленного сына. Сталинградская битва плачевно окончилась для немецкой армии.

Знал ли Гитлер о Джугашвили, захваченном в плен? Безусловно. События развивались так, что сын Сталина занял особое место в его планах сведения счетов с теми, на кого он хотел переложить ответственность за поражение. Так возникла идея обмена фельдмаршала Паулюса, участника первой и второй мировых войн, одного из главных авторов плана «Барбаросса», командующего 6-й армией, на Якова Джугашвили.

Однако Сталин решительно отверг предложение об обмене. Официальный его ответ, переданный через председателя шведского Красного Креста графа Бернадота, был заключен в одну фразу: «Солдата на маршала не меняю». Такое суровое решение явилось приговором не только пленному старшему лейтенанту Джугашвили, но и многим советским воинам, находившимся в гитлеровских застенках.

Гитлеровцы стремились вовлечь Якова в РОА (власовскую армию), куда они усиленно пытались втягивать советских военнопленных. Фашистам, как воздух, нужен был эффектный политический трюк:

сделать сына Верховного Главнокомандующего Советскими Вооруженными Силами одним из лидеров РОА. В пользу этой версии говорит тот факт, что Джугашвили прошел через лагеря военнопленных, в которые помещался для проверки основной контингент власовской армии. К его чести, он нашел в себе силы отказаться от всех предложений гитлеровцев.

В официальном документе, хранящемся в архиве мемориала лагеря Заксенхаузен и составленном бывшими его узниками, отмечается:

«Яков Джугашвили постоянно ощущал безысходное свое положение.

Он часто впадал в депрессию, отказывался от еды, особенно на него подействовало не раз передававшееся по лагерному радио заявление Сталина о том, что «нет военнопленных- есть изменники Родины».

Возможно, это и толкнуло его на безрассудный шаг. Вечером 14 апреля 1943 года Яков отказался войти в барак и бросился в мертвую зону. Часовой выстрелил. Смерть наступила мгновенно. И тогда труп бросили на проволочный забор, находившийся под высоким напряжением. «Попытка к бегству»,- рапортовало лагерное начальство…

Останки Якова Джугашвили были сожжены в лагерном крематории…». На все ли вопросы дает ответ цитируемый документ?

Почему Я. Джугашвили отказался войти в барак? Почему он предпочел смерть от пули часового? Кто, кроме него, находился в этот момент в бараке? Вот что вспоминает о последних минутах жизни Якова офицер СС

Конрад Харфих, дежуривший 14 апреля у ограждения лагеря: «Джугашвили пролез через проволоку и оказался на нейтральной полосе. Затем он поставил одну ногу на полосу колючей проволоки и одновременно левой рукой схватился за изолятор. Отпустив его, схватился за электрический провод. Мгновение он стоял неподвижно, с отставленной назад правой ногой, грудью вперед, а потом закричал: «Часовой! Вы же солдат, не будьте трусом, застрелите меня!» Харфих выстрелил из пистолета. Пуля попала в голову узника, пройдя в четырех сантиметрах от правого уха.

Смерть была мгновенной. Ответы на многие вопросы дают воспоминания уже упоминавшегося Александра Салацкого, помещенные в первом номере «Военно-исторического обозрения» за 1981 год, которое издается в Варшаве. В частности, в них рассказывается о последних днях жизни сына Сталина и его смерти.

«В бараке,- пишет Салацкий,- кроме Якова и Василия Кокорина, выдавшего себя за сына сестры Молотова, а на самом деле ее соседа, содержались еще четыре английских офицера: Уильям Мерфи, Эндрю Уолш, Патрик ОЪрайен и Томас Кушинг. Отношения между русскими и англичанами были напряженными. В глазах русских вытягивание перед немцами англичан по стойке «смирно» было оскорбительным и признаком трусости, о чем последним не раз давалось понять.

Для англичан отказы русских отдавать честь немецким офицерам, саботирование распоряжений… доставляли многие неприятности. Англичане часто высмеивали русских за их национальные недостатки. Все это, а может, еще и личная неприязнь, приводило к ссорам. Атмосфера накалялась. В среду 14 апреля 1943 года после обеда произошла бурная ссора, переросшая в драку. Кушинг бросился на Якова, обвиняя его в нечистоплотности, в конфликт ввязались все остальные заключенные.

ОЪрайен.. . встал перед Кокориным и обозвал его «большевистской свиньей», Кушинг также обозвал Якова и ударил его кулаком по лицу. Именно этого последний пережить не мог. Для него все это явилось кульминационной точкой пребывания в плену.

Можно понять его. С одной стороны, сын самого Сталина, постоянно оказывающий сопротивление, несмотря на наказания, с другой- пленный, заложник, чье имя стало мощным элементом в дезинформации. Что могло ждать его д а ж е после освобождения?..

Вечером он отказался войти в барак и потребовал коменданта, а после отказа в свидании с ним с криками: «Застрелите меня! Застрелите меня!>- внезапно рванулся в сторону забора из колючей проволоки и бросился на нее. Сработала сигнализация, и зажглись все прожекторы на сторожевых башнях…». Гитлеровцы скрыли смерть Якова Джугашвили.

Даже мертвый, он давал им возможность продолжать интриги, осуществлять, используя его фотографии, дезинформацию. К тому же, по всей видимости, они боялись, что по отношению к пленным немцам, находящимся в СССР, будут применены ответные жестокие меры наказания, ожидали мести за трагическую гибель сына Сталина.

После капитуляции фашистской Германии немало документов, связанных с пребыванием в плену Я. Джугашвили, попало в руки англо- американской группы, разбиравшей немецкие архивы. Они были скрыты от общественности на многие годы. С какой целью?

До некоторой степени ответ на этот вопрос дает письмо чиновника министерства иностранных дел Великобритании Майкла Вайнена от 27 июля 1945 года своему коллеге в США, опубликованное в шведской газете «Афтонбладет» 16 марта 1980 года. В нем указывается:

«Наше мнение… таково, что следует отказаться от намерения проинформировать об этом маршала Сталина. Несомненно, было бы плохо обращать внимание на то, что смерть его сына вызвана англо- русской ссорой».

Американцы согласились с такой постановкой вопроса. И это на несколько десятилетий скрыло от человечества судьбу одного из многих советских военнопленных, погибших вдали от Родины.

Урок безнравственности, преподанный теми, в чьих руках оказалась судьба не только одного Джугашвили, но и тысяч других пленных, и сегодня заставляет задуматься о многом.

Источник: Военно- исторический журнал, 1988, № 12, стр. 70- 79,А.Н. Колесник, к.и.н. (Джугашвили Яков Иосифович- сын Сталина), bessmertnyi-polk.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.